?

Log in

No account? Create an account
laeza_cordis
Первая часть этой легенды известна как «Легенда о первых деканах»

Среди традиций, заведенных в школе, была одна такая – раз в три года деканы собирались, чтоб одного из них поставить главным над собой. Не было тогда волшебника, способного стать пятым среди них – и главным. И так бремя директорства делилось между ними, разумно и спокойно. В знак главенства был изготовлен перстень с печатью духа Хогвартса, и каждый из деканов часть чар своих в него вложил.
Так появилась традиция смены директоров – по очереди от каждого факультета. Катберт Бинз – от Равенкло, Финеас Блэк – от Слизерина, Армандо Диппет – от Хаффлпаффа и Альбус Дамблдор – от Гриффиндора. Со смертью Альбуса Дамблдора традиция была нарушена.
По очереди передавали они друг другу право решать именем школы, и до поры, до времени конфликта не случалось. Но вот однажды декан Хайворд, обучая рассветных рыцарей борьбе с темными созданиями, готовил поход на остров Иона, по слухам, захваченный неупокоенными духами, и как раз перед этим походом должен был передать директорский перстень декану Найтингеллу. Ужасно не хотелось делать этого Хайворду, так как в предстоящем походе очень он рассчитывал на те чары, которые подвластны директору школы, и, встретив декана Хаффлпаффа, повел разговор так:
- Опасен путь, которым отправляюсь я ныне. Прошу, оставь мне перстень – дух Хогвартса мне нужен будет на чужбине, он выручит меня в отчаяния час. Клянусь, как только я вернусь – без промедления отдам его тебе.
- Уместно ли тому, кто нашу школу возглавляет, использовать возможность эту лишь для того, чтобы покинуть Хогвартс? – ответил Найтингелл. – Твой долг Рыцаря Рассвета зовет тебя на бой с порождениями мрака – изволь. Но это не занятие главы волшебной школы.
Сколь хорошо бы не владел собою Хайворд, на лице его безмятежном досада тотчас отразилась.
- Послушай, - начал он громче и горячее убеждать, - что смысла в том, чтобы держаться за традицию? То нами же заведено, и мы же в силах изменить. Не в том вопрос, кому отдать я перстень должен, а в том, какой он цели служит. Ужели то, что растишь ты в Лесу за школой, не обойдется без него? Меня же ожидают сонмы духов, что смерть и разрушение несут.
- Нет в голосе твоем уверенности, - ответил Найтингелл, - не защиту ты ищешь в этом перстне, а власть, что дает он. Она испортила твой разум. И свет Авроры давно уж ослепил тебя, раз ничего, кроме него, не видишь. Твой срок быть главным здесь истек – и по закону этой школы, я требую сей перстень. Мое по праву продолжение.
Гнев исказил лицо Хайворда, так не привык он, чтобы перечили ему. В сердцах он плюнул Найтингеллу под ноги и, ничего, не возвращая, развернулся, чтоб уйти.
- Верни мне перстень! – и Рыцарь Полдня боевую принял стойку.
- Попробуй, докажи, что будешь достоин его! – ответил Хайворд, доставая палочку свою.
- Ступефай максима! – вскричал Найтингелл, не веря, что декану на декана напасть пришлось.
- Лаэза кордис ультима! – ответил Рыцарь Рассвета, не ставя щит.
Упали оба.
Но, спустя минуты, поднялся лишь один.
Хайворд торопился покинуть замок скрытно, чтоб отвести подозрения от себя, и быстрее начать поход на остров Иона, а Найтингелл был найден другими рыцарями Полдня мертвым.
- Предательство! – воскликнул Сельвин, что враз стал старшим между ними. – Пусть опытный и мудрый Лавгуд нам скажет, какою стала смерть знатнейшего из дома Хаффлпаффа!
Доставили тело в башню Равенкло, и декан-философ всю ночь провел, понять пытаясь, как пал Найтингелл. Наутро Лавгуд вышел и мрачен был взгляд его:
- Нет сомнений, что от руки рассветного рыцаря погиб он. Где Хайворд?
Но Хайворда в замке не оказалось, как и большинства Рыцарей Рассвета – все они отправились на остров Иона.
- Мы отправимся к нему и потребуем расплаты за это злодеяние! – вскричал Сельвин, и приказал собрать Рыцарей Полудня.

Ушли они вслед Хайворду, и ни один не вернулся.

- Увы, похоже, что не с духами воюет он, - так заключил Лавгуд, и призвал Рыцарей Заката.
- Не думаю, что идти к нему навстречу так разумно, - ответил Принц, - я буду ждать его в Хогвартсе, - и Рыцари Полуночи остались в замке.
- Я весть пришлю, как дело будет обстоять, - сказал, прощаясь Лавгуд.

Не сохранила легенда сведений о том, что было в месте, где встретились Хайворд, ведущий Рыцарей Рассвета и Лавгуд, ведущий Рыцарей Заката. Лишь ночью восьмого дня подъехал к замку путник, он был изранен страшно и говорить не мог. Принц узнал его по кольцу – серебряному ворону, обхватившему крыльями палец. То был вестник Лавгуда.

Отдал путник декану Слизерина перстень с печатью духа Хогвартса – так понял Принц, что снова быть директором ему.
Отдал путник декану Слизерина перстень декана Хаффлпаффа и кольцо в виде свернувшегося барсука, обагренное кровью - так понял Принц, что Сельвина больше нет, и нет Рыцарей Полудня.
Отдал путник декану Слизерина перстень декана Равенкло - так понял Принц, что Лавгуд покинул факультет и посвятил себя служению Рыцарей Заката.
Отдал путник декану Слизерина перстень декана Гриффиндора - так понял Принц, что Хайворд жив, и по-прежнему главный среди Рыцарей Рассвета, но отныне факультет отринул.

В тягостном молчании пребывал Принц, размышляя о черных вестях, а после сотворил проклятие такое, что отныне ни Хайворд, ни его потомок в замок не войдет, покуда соблюдается порядок передачи власти – по очереди каждому факультету. Лишь дважды нарушится традиция – и на третий в замок получает право он войти.
Последним же, что сделал Принц, стало назначение новых деканов, которых он, будучи главою школы, избрал среди достойных, и, уходя, директора.
Когда же настала темень, Принц покинул Хогвартс, уводя Рыцарей Полуночи. Ибо он, как никто другой, знал, что скоро над школой займется Рассвет. И продлится он непривычно долго.
 
 
laeza_cordis
19 January 2009 @ 07:32 pm
Легенда о Рыцарях Рассвета и Заката

Случилось так, что в дни, пришедшие за долгим миром, невиданное умы смущать людские стало. Посевы чахли и болели люди, хотя, казалось, врага давно не видали на островах Британских. В те времена, что познание волшебников приблизилось вплотную к границам дозволенного, природу новой беды понять никто не мог. И обратились за советом к тем, кто ученостью своей поспорить мог с любыми. Деканы Хогвартса, что приняли школу после Основателей, внимательно послушали посланцев и удалились в совещательный покой.

- Свершилось, - Хайворд произнес, декан дома Гриффиндора, - о чем догадывались мы, но приближения боялись.
- Всего лишь отблеск то, чего боялись мы на самом деле, - ответил Принц, деканом дома Слизерина бывший.
- Умерить ту беду труда нам не составит, - Найтингелл сказал, что принял пост декана Хаффлпаффа.
- Быть посему, - закончил встречу Лавгуд, последний из деканов, что стал деканом в доме Равенкло.

Отправились они в ту местность, что тлением своим смущала умы людские и природу всю вокруг. Там быстро отыскали корень – волшебник, что заклятия творил, и сам не ведал, какие силы призывал, и скоро сам же им подвластен оказался. Тогда прогоркли все источники и наводнился лес опасными зверями, что демонами были, неосторожным магом призванные в мир. Немало сил деканы приложили, чтоб сотворить обратную волшбу и все же не смогли вернуть всего, что было – ибо сильно безумье было того, кто ошибался. И все же стерт круг был колдовской, разорван контракт ужасный, и спало наважденье – расправили листы деревья, и к ним вернулись птицы, исчезли все болезни, и люди снова улыбались солнцу.

Но не до веселья было лишь самим деканам, что вновь собрались, чтобы обсудить все то, что их умы смущало.
- Так раз за разом, снова мы и снова одно лишь наблюдаем – границы нашего познания не так уж далеки. Находится всегда еще один глупец, которому терпенья не хватает – и вот он лезет головой туда, природу чью понять не может. – Так Хайворд говорил, и речь его была волнительной и громкой.
- Увы, мой друг, природой нас самих позволено искать, и верить, и мечтать, и открывать прекрасный горизонт – где б ни был он, пусть с риском для себя. Мы все стремимся к вечному познанью, и жаль лишь тех, кто нового узнать не хочет. Мне кажется, в порыве этом мы об одном лишь забываем – хранить хоть то, что стало нам известно потом и кровью предков. – Спокоен был философ Лавгуд, но видно, что задела его решительность и крики Хайворда.
- Мы сделать так должны, чтоб никогда, под небесами, во всей огромной сфере, освещенной Солнцем, не пали жертвой люди невиданного знания, что в глупости своей пытались подчинить, и если уж берутся – так пусть со знанием подхода к делу.
- На рубеже стать ныне мы должны, - встал Принц, - того, что знают люди и не знают, чего боятся и чего в свой дом пускают, чем могут вред чинить другому и чем лечить, чем наслаждаться добродушно и что во снах ужасных видеть. На тот рубеж, что стал границей света, и отделил наш мир от тьмы – поставить мы должны свои заслоны. И охранять по кругу, освещенным солнцем.

Так вдохновился Хайворд той идеей, что выхватил из ножен меч и прочертил окружность в камне пола.
- Мы – рыцари зари рассветной будем! Рассвет, начало дню новому дающий – пусть будет символ мой! Во тьме отчаяния я принесу надежду и призову людей на бой. Мрак будет посрамлен, и все его чудовища разбиты! Рассвет настанет! Свет Авроры украсит небеса!

С тех пор, те, кто принял клятву Хайворда, аврорами зовутся – зари рассветной рыцарями. Много их осталось.

- Я принимаю сей удел, - ответил Найтингелл, вставая, - мы – рыцарями Полдня будем! Доколе свет властвует над миром, в нем все живет и дышет, и растет. Пусть будет так. Все, кто пойдет со мной – мы будем украшать наш мир, работая и денно, и нощно в его же благо. Пусть воины вернутся с битвы – их встретит теплый дом, и яблони в цвету, и шепчущий о чем-то лес. То моя работа.

С тех пор, те, кто принял клятву Найтингелла, зовут себя Рыцарями Полдня. Увы, их не осталось. Об этом позже.

- Чтоб биться верно, зная, где победа, и кто твой враг – усилия в познанье стоит нам направить. На склоне лет старик куда мудрей ребенка на восходе, день прожитый богаче того, что начат, и сделанное опытом своим всегда бахвальство о грядущем превозможет. – так холодно ответил Лавгуд. – Я назову тех, кто шел со мной, Рыцарями Заката – навеки свет того, что было, будет с нами, и будем мы гореть лишь им.

С тех пор, кто принял клятву Лавгуда, зовутся Рыцарями Заката. И единицы лишь остались поведать нам о том, что было.

- Не будет тени без деревьев, дня – без ночи, и грома без грозы. Того, что мы убрать не можем – понять должны. Воинствуя с врагами, в мраке скрытыми, должно понимать – как часто это – всего лишь наши тени, отраженье. – кратко молвил Принц. – Сколь странная мне досталась доля – завершать сей круг. Пусть Рыцарями Полночи станем мы. Таков удел.

И неизвестно ничего о тех, кто в мраке ночи скрылся, клятву Принца принимая.

И в тот же миг раздался бой хогвартских часов – волшебной стала клятва, и, ей внимая, часы на минуту свой бег остановили, чтоб вновь начать свой ход.

Продолжение следует.
 
 
 
laeza_cordis
10 January 2009 @ 01:25 am
Статья первая

Мы – Рыцари Заката.
Отныне наша жизнь – нести свет в души людей.
Места, озаренные светом заката, да не омрачатся тьмой.

Пока мы на страже, волшебники могут спать спокойно ночью – ночь не настанет.

Мы клянемся защитить мир от чудовищ, порожденных снами разума.
Мы клянемся защитить мир от волшебников, строящих свою жизнь за счет вреда жизням других.
Тьма никогда не опустится над миром.

Статья вторая

Мы клянемся приложить для достижения цели все наши силы, знания и умения.

Статья третья

При нашей службе мы соблюдаем законы Великобритании.
Законы должны быть приняты в должном порядке и служить целям народа.

Статья четвертая

Наша служба не прекращается никогда.

Статья пятая

Борьба наша не против царств и княжеств. Она против хаоса, царящего в заблудшей душе. С этой напастью мы будем биться до конца.

Статья шестая

Мы зовем присоединиться к нам волшебников, известных своим, умом, трудолюбием и терпением, чтобы разделить с нами нашу службу.

Статья седьмая

Наша служба требует от нас быть лучшими.
Наш мир достоин того, чтобы получать самое лучшее.

Статья восьмая

Все трения, какие бы между нами ни возникли, мы решим, соблюдая строгую дисциплину и субординацию.

Статья девятая

На нашей службе мы владеем той силой, которая нам подвластна. Мы не ограничиваем себя в выборе средств. Пусть враги боятся.

Статья десятая

Если один из нас преступит свой долг, он ответит по законам Великобритании.

Таково наше Слово, Слово Волшебника. Оно вернее клятв.
 
 
laeza_cordis
24 December 2008 @ 03:26 pm
Спец.корр.:



Здравствуйте, профессор Дамблдор:







Проф. Дамблдор:



Добрый день, мистер Кордис.







Спец.корр.: Земля полнится слухами о Вашем нездоровье. Что Вы можете сказать по этому поводу?







Проф. Дамблдор: Мои враги могут кусать себе локти – после зелья, присланного госпожой Бертилак, я чувствую себя гораздо лучше.







Спец.корр.: Значит ли это, что у нас не появится пятого директора за четыре семестра?







Проф. Дамблдор: Со всей очевидностью, нет. Я рассчитываю через пару дней приступить к своим обязанностям.







Спец.корр.: Ваша болезнь – следствие проклятия должности директора школы?







Проф. Дамблдор: Вполне вероятно. Однако замечу, что одно проклятие, касающееся должности преподавателя ЗОТС, я уже преодолел.







Спец.корр.: Что касается преподавания ЗОТС – правда ли то, что господин Малфой ушел с этого поста под давлением преподавателей, несогласных с его назначением?







Проф. Дамблдор: Нет, у господина Малфоя были на то свои причины. Если Вам угодно – обратитесь к нему за разъяснениями.







Спец.корр.: При Вашем назначении на должность директора в желтой прессе прошла волна слухов, будто бы Вы – сквиб, и обретаете свою волшебную силу в результате темных ритуалов.







Проф. Дамблдор: Так говорят ленивые люди, которым трудно перелистать мою биографию. Пусть посмотрят результаты моих выпускных экзаменов, например. Сквибам такое недоступно.







Спец.корр.: А то, что люди говорят о Вашем членстве в Гвардии Грюндевальда?







Проф. Дамблдор: Да? Хм. Любопытные слухи. Надо почитать их самому.







Спец.корр.: Что Вы можете ответить людям, которые обвиняют Вас в том, что Вы безответственно бросили Шона Дерри в опасном положении?







Проф. Дамблдор: Только то, что эти люди опять-таки ленивы и не трудятся узнать всех фактов. Предупреждая ваш следующий вопрос, скажу, что у меня нет желания разглашать эти факты.







Спец.корр.: Как Вы можете прокомментировать слухи о том, что Вы спасли свою жизнь, отдав Люциусу Малфою знаменитую Старшую Палочку?







Проф. Дамблдор: У людей в головах зверинец. Они не понимают сути происходящего и трактуют его так, как подсказывает им собственный жизненный опыт. Практика показывает, что, как правило, такого опыта не хватает.







Спец.корр.: Значит ли это, что Вы не будете отзывать подпись директора Хогвартса под известным Договором?







Проф. Дамблдор: Вопрос неправильно сформулирован. Договор подписан профессором Слагхорном, и только он сам может ее отозвать. Мы имеем дело со свершившимся фактом.







Спец.корр.: Значит ли это, что Вы не будете вмешиваться в политическую жизнь страны?







Проф. Дамблдор: Совершенно верно. Чтобы заниматься политической жизнью страны – есть министерство. У школы совершенно иные задачи, и я намерен заниматься ими.







Спец.корр.: Как Вы, как специалист по истории магии, оцениваете публикации в нашей газете об Ордене Рыцарей Заката? Воинствующие консерваторы назвали их профанацией.







Проф. Дамблдор: Не думаю, что могу давать этому оценку, однако документы выглядят вполне правдоподобно. Тем более, что упомянутые автором кольца Ордена в виде ворона я неоднократно встречал, но не придавал значения этому. Теперь прошу простить, меня ждут срочные дела.







Спец.корр.: Всего доброго, профессор. 
 
 
 
laeza_cordis
Спец.корр.:
Здравствуйте, профессор Дамблдор

Проф. Дамблдор
Добрый день, мистер Кордис.

Спец.корр.:
Разрешите специальному корреспонденту задать вам несколько вопросов?

Проф. Дамблдор:
Это опять будут те самые вопросы, которые уже набили всем оскомину? Признаться, мистер Кордис, упорство, с которым вы бьете в одну точку, выглядит так, как будто вы хотите что-то услышать, только никак не удается.

Спец.корр.:
И все же, согласитесь, что, отвечая на них, мои собеседники рассказывали весьма интересные факты!

Проф. Дамблдор:
Ну что ж теперь делать, давайте.

Спец.корр.:
Скажите, профессор Дамблдор, как вы можете прокомментировать отставки директоров Хогвартса?

Проф. Дамблдор:
Это слишком ответственный пост. Не все выдерживают напряжение, связанное с пребыванием на нем. Мой покойный брат выдержал 28 лет, господин Диппет 45 лет. Очевидно, для господ Тофти и Слагхорна такие сроки не по силам.

Спец.корр.:
Может быть, кто-то проклял эту должность, как в свое время была проклята Ваша?

Проф. Дамблдор:
Возможно все. Реальных доказательств мы не видим. Посмотрим, что будет с этой должностью дальше.

Спец.корр.:
А Вы сами, профессор, не претендуете на нее?

Проф. Дамблдор:
Нет, что вы. У меня есть семья и любимая работа. Мне этого хватает.

Спец.корр.:
А как же слухи о том, что Вы, якобы, являетесь членом ордена Феникса?

Проф. Дамблдор:
Не думаю, что досужие слухи нуждаются в каком-либо комментарии. Я занят наукой и не собираюсь менять профиль.

Спец.корр.:
Чем же современная магическая наука будет вам обязана?

Проф. Дамблдор:
В данный момент я заканчиваю работу над книгой «О волшебных народах». Текста достаточно много, так что приходится работать весьма напряженно, чтобы успеть к новой учебной сессии. Надеюсь, что Попечительский Совет профинансирует ее издание.

Спец.корр.:
Кстати, о Попечительском Совете. С прошлой весны многие заговорили о смене состава Попечительского совета. Чем это было вызвано?

Проф. Дамблдор:
Я не могу комментировать все желания разных людей. Если они об этом говорят, значит, у них есть на то свои причины. Вероятно, Попечительский совет, как и любая структура, имеющая определенные властные полномочия, периодически должен проходить демократическую процедуру, делающую его деятельность прозрачной. Но не мне судить об этом. Для этого есть Визенгамот.

Спец.корр.:
Демократическую процедуру? Скажите, профессор Дамблдор, каких политических взглядов вы придерживаетесь?

Проф. Дамблдор:
Я монархист. Как профессор, который хотя бы один семестр преподавал историю магии, я имею вполне внятное представление об Истинных Королях, и не питаю особого пиетета перед царствующей королевой, но тем не менее, принимаю ситуацию как есть.

Спец.корр.:
Какое лично Вы имеете мнение о составлении и подписании договора с преступной организованной группировкой "Упивающиеся Смертью"?

Проф. Дамблдор:
Мне кажется, Вы слишком много уделяете внимания этому договору. Вы же все время писали о разного рода Лицемерах, а теперь о договоре. Я запутался в этом. Не окажусь ли в очередной Вашей статье причисленным к Лицемерам, если расскажу о своем отношении к тому и сему?

Спец.корр.:
То есть, Вы его не одобряете, но не хотите говорить об этом так открыто, как, например, господин Эйвери в своем недавнем интервью?

Проф. Дамблдор:
Ну вот, я так и знал. Ваш поток сознания несет Вас только туда, куда вы сами хотите. Оставим эту тему.

Спец.корр.:
Скажите, вы знали, что господин Хаггинтон – некромант?

Проф. Дамблдор:
Только из ваших статей. Мне кажется, для решения вопроса о том, насколько это допустимо, существуют соответствующие структуры.

Спец.корр.:
Соответствующие структуры? Аврорат? Отдел тайн?

Проф. Дамблдор:
У вас, похоже, плохо со слухом. Я сказал «соответствующие структуры». Давайте следующий вопрос.

Спец.корр.:
Ну и в заключение давайте поговорим о вашей недавней встрече с архиепископом Кранмером.

Проф. Дамблдор:
Давайте. Мне гораздо приятнее вспомнить об этой встрече с достойным волшебником, нежели рассуждать о страхах в вашей голове.

Спец.корр.:
Что это была за встреча, и кто еще в ней принимал участие?

Проф. Дамблдор
Архиепископ встретился со мной один на один. В таком же формате он хотел переговорить еще с рядом других профессоров, но я не знаю, насколько ему это удалось. Что же касается вопроса о цели встречи, то он очень странен. Он настоятель, а я – паства. Этого достаточно.

Спец.корр.:
Вы крещены в англиканской вере?

Проф. Дамблдор
Да, это общеизвестный факт.

Спец.корр.:
Не говорил ли архиепископ случайно о восстановлении заброшенной часовни около аврората?

Проф. Дамблдор
Говорил, и совершенно не случайно, уверяю вас. Кому, как не мне с ним об этом говорить. Я регулярно посещаю эту часовню, и, признаться, весьма удручен ее плачевным состоянием. Я попросил у архиепископа прощения за то, что позапрошлой весной был вынужден запереть там окаменевшего тролля. Жду не дождусь, когда здание, наконец, отремонтируют.

Спец.корр.:
Господа Тофти, МакГонаголл и Меррит тоже пытались добиться реставрации часовни, но им не дали довести дело до конца.

Проф. Дамблдор
Они делали достойное дело. Надеюсь, найдутся те, кто его завершат.

Спец.корр.:
Я благодарю Вас за честные и откровенные ответы. Спасибо

Проф. Дамблдор
Не за что. До свидания, мистер Кордис.
 
 
 
laeza_cordis
Его имя зазвучало для общества в новом качестве в связи с последними глобальными политическими изменениями, хотя сам он не министр и даже не чиновник министерства. Одного из самых талантливых выпускников Хогвартса, уже закончившего аспирантуру, женившегося и обзаведшегося детьми, сегодня курирует аврорат, ибо он… под домашним арестом! Вы уже догадались, что сегодня разговор у нас пойдет с Алексом Эйвери, харизматичным хозяином известного клуба «Тайная комната». Газеты обвиняли его в отправлении культа Эрн-Саббаха, нападениях на лордов королевства и даже в банальном пьянстве… реальность оказалась куда интереснее. Беседа с господином Эйвери слишком длинна, чтобы публиковать все ее подробности в газете, но эти слова мы не могли пропустить, ибо они адресованы всем гражданам Магической Британии. Печатается в сокращении. Интервью с Алексом Эйвери – перед вами.



Спец.корр.:
Здравствуйте, господин Эйвери

А. Эйвери:
Добрый вечер
*на заднем плане звуки вечеринки и пьяные выкрики*

Спец.корр.:
Разрешите специальному корреспонденту газеты "Оракул" задать вам несколько вопросов

А. Эйвери:
Хм. Ну чтож, давайте...

Спец.корр.:
Общественность несколько озадачили некоторые события, связанные с вами и вашей семьей
Я полагаю, что все, произошедшее с вами, не случайно.

А. Эйвери:
Это так.

Спец.корр.:
Не могли бы вы прокомментировать, с чем связаны слухи о том, что ваша семья стала преступным сообществом?

А. Эйвери:
*смешок*
Не могли бы вы задать более конкретный вопрос?

Спец.корр.:
Но тогда придется начать издалека.

А. Эйвери:
У меня в данный момент масса времени...

Спец.корр.:
Скажите, считаете ли вы себе законопослушными гражданами магической Британии?

А. Эйвери:
Да, конечно

Спец.корр.:
С чем тогда связаны слухи о вашем нападении на господина Люциуса Малфоя?

А. Эйвери:
*еще один смешок*
Ну, видимо, они связаны с моим нападением на Люциуса Малфоя

Спец.корр.:
Как тогда вы можете соотнести и нападение на гражданина магической Британии, и заявление о своей законопослушности?

А. Эйвери:
Я искренне рассчитываю на то, что недоразумение с так называемым "договором" будут решены и действия по самозащите законопослушных граждан Британии будут узаконены.

Спец.корр.:
Какое лично вы имеете мнение о составлении и подписании договора с преступной организованной группировкой "Упивающиеся Смертью"?

А. Эйвери:
Это не более чем узаконенный захват власти. Тем, кто капает слюной от восторга по поводу "всеобщего примирения" я советую изучить ЗОТС, алхимию и историю. Они найдут там ответы на свои восторги.

Спец.корр.:
Скажите, как, как вам кажется, стало возможно такое развитие событий! И почему, как Вы думаете, общественность магической Британии относительно спокойно на его принятие отреагировала?

А. Эйвери:
Это элементарно. Люди, в том числе и власть имущие, устали от бойни, и ухватились за возможность ее якобы "прекратить". Кроме того, напомню о том, что результаты вече, тем не менее, показали резко отрицательное отношение к тому, что было названо, дословно, "договором с дьяволом". Но министерство решило наплевать на мнение Британии. именно поэтому, результат вече я и сочувствующие мне граждане считаем преимущественным по отношению к единоличным решениям отдельных лиц министерства.

Спец.корр.:
Как в этом свете выглядит будущность вашего клуба, "Тайная комната"? Вы закроете его?

А. Эйвери:
Вы буквально предвосхитили мое публичное объявление.
Да, я закрою ночной клуб "Тайная комната" и переведу его в статус частного закрытого клуба, и это связано даже не с политикой, а с банальным спором за недвижимость в Хогсмиде, который мы пока не можем решить. Тем не менее, когда вопрос с недвижимостью будет решен, клуб откроется - его существование уже не зависит от меня, и меня это радует.

Спец.корр.:
А что же происходит в Хогсмиде с недвижимостью? Многие привыкли регулярно видеть ваш клуб открытым и, наверняка, им его будет не хватать.

А. Эйвери:
Я готов извиниться перед теми людьми, которые привыкли проводить время в моем клубе по вечерам, но страшная конкуренция за клочок земли Хогсмида вынуждает меня его закрыть. Если быть откровенным, он фактически не работал уже весной, но мы умудрились продержаться на плаву благодаря согласию владельцев "Шоколадницы" принять наш клуб по вечерам. Но, как показала практика, это уже было совсем не то...

Спец.корр.:
Насколько помешают возобновлению работы Вашего клуба ордера на арест Вас и Вашей жены? Как вообще вы намерены продолжать жить и работать в стране, в которой вас хотят арестовать?

А. Эйвери:
Вы что, меня не слушали? Они не помешают вообще. Совсем. И в этой стране меня не намерены арестовать, а уже арестовали. На самом деле, я рассчитываю на благоразумие Визенгамота и тех сотрудников министерства, которые пока еще неподконтрольны Упивающимся. К сожалению, их остается все меньше.

Спец.корр.:
Вероятно, вы не совсем поняли, о чем я хотел вас спросить. Если ситуация с обозначенным Вами захватом власти не изменится, то каковы перспективы?

А. Эйвери:
Если мы не сможем ему воспрепятствовать, то, видимо, всем честным гражданам магической Британии придется эмигрировать. Я уже присмотрел приличную страну, до которой лапы Упивающихся не дотянутся еще достаточно долго. Но сами понимаете, бросать свою родину невероятно больно... поэтому мы должны бороться.

Спец.корр.:
Можете ли вы сейчас, со страниц свободной прессы, сказать что-то о предстоящей борьбе тем, кто вам сочувствует, но пока еще не присоединился?

А. Эйвери:
Разумеется, могу. Более того, обязан.
ДРУЗЬЯ!
Люди, которые десятилетиями воевали с собственной страной, пытали детей и убивали наших друзей, сейчас добились узаконенности и планомерно захватывают власть в Британии. Цели не изменились - изменились методы. На смену аваде и круциатусу пришли судебный процесс и министерская процедура. Если вас не устраивает медленный и верный захват власти палачами – мою совятню вы знаете!

Спец.корр.:
Я думаю, многим небезрадостно будет слышать этот открытый призыв патриота! Могут ли наши читатели уже сейчас узнать о том, что вы планируете предпринять в качестве этапов Вашей борьбы?

А. Эйвери:
*смешок*
Ну разумеется, нет!
могу сказать только одно - мы не оставим все как есть. И не пустим дело на самотек. Моя совятня общеизвестна. Те, кому небезразлична судьба его родины, может присоединяться. Иначе... перспективы я уже обрисовал. Тем, кто не хочет бороться, рекомендую покупать недвижимость за границей. Желательно - подальше. И вспомнить заодно, что бросать Родину - ... ну, как минимум, нехорошо.

Спец.корр.:
Я благодарю Вас за честные и откровенные ответы. Спасибо. Желаю вам удачи.

А. Эйвери:
Всего доброго
 
 
 
laeza_cordis
21 July 2008 @ 10:02 am
Всех добропорядочных жителей магической Британии давно беспокоит вопрос – что происходит с Авроратом, с нашим оплотом законности и порядка?! Всего за какие-то полгода руководящий состав этого ответственного подразделения Министерства кардинальным образом изменился. Главой Аврората стал ранее не замеченный в высоком обществе Кингсли Шеклболт, а его заместителем – более чем харизматичная Алиса Лонгботтом, ранее подвизавшаяся на совершенной не-аврорской ниве. Но действительно ли управление Авроратом, этой грозной карающей силой, находится в руках тех лиц, о которых мы говорим? Долгое заключение Алисы Лонгботтом в своем рабочем кабинете показало, что для этого есть более чем серьезные сомнения. Можно ли всерьез полагать, что доблестные мракоборцы защищают покой жителей магической Британии, если они сами боятся выйти из своего кабинета?! Если они не в состоянии обеспечить свою собственную безопасность?!
Чтобы успокоить волнения в рядах наших читателей, мы провели краткий опрос среди представителей различных добровольческих организаций, которые созданы гражданами для реализации своих законных прав и интересов. Все эти организации в той или иной степени сотрудничали с прежним руководством Аврората и Министерства и на добровольных началах помогали органам правопорядка в укреплении стабильности в обществе. И что же мы услышали?! Оказывается, никто из представителей нового руководства Аврората не обращался к общественности, не устанавливал контактов и даже не встречался для дружеских бесед с теми волонтерами, что ранее прилагали все свои силы на благо Британии.
Изабелла Фтогг, председательница достойного и уважаемого общества социализации оборотней, сказала, что Кингсли Шеклболт, в отличие от предыдущего главы Аврората, Фрэнка Лонгботтома, не только не привлекает общество к различным судебным делам с участием оборотней, но и строго запретил борцам за права оборотней вмешиваться в эти дела.
- Разве это возможно?! – справедливо возмущается пожилая, убеленная сединами волшебница. – Оборотни признаны известным законом министра Смита равноправными гражданами магической Британии, и имеют все те же гражданские права, что и сам господин Шеклболт, а вместо того, чтобы проявить понимание, достойное истинно мудрого волшебника, он запрещает нам вмешиваться во все случаи, связанные с оборотнями! Представьте себе, недавнее, и до сих пор громкое дело о Свободной Стае было вообще засекречено Авроратом, а задержанные по этому делу оборотни содержатся в застенках Аврората и не получают той всемерной психологической помощи и поддержки, на которую имеют полное право! Мы требуем, чтобы Аврорат пошел навстречу обществу и раскрыл неизвестные нам страницы этого и других дел!
Мнение мисс Фтогг далеко не единично. Представители других известных и достойных обществ высказались примерно в том же смысле. А что происходит с неофициальными организациями, которые оказывали свои услуги Аврорату, так сказать, «в тени», даже подумать страшно – все они оказались за бортом той политики, что сейчас проводит Аврорат и лично господин Шеклболт.
Сам господин Шеклболт от комментариев на эту тему отказывается, но из пересказов частных разговоров с другими волшебниками, беседовавшими с главой Аврората, нам стало известно, что тот вовсе отказывается знать какие бы то ни было волонтерские службы на том основании, что безопасность государства – это, прежде всего задача Аврората, и никого более.
Не отрицая ни в коей мере роли и места такой достойной структуры, как Аврорат, на страже спокойствия родной Британии, мы все же хотели бы обратиться к мистеру Шеклболту с призывом – будьте более открытыми! Ранее множество граждан участвовали в защите своих законных интересов, работая рука об руку с Аврорами, и они всегда были благодарны за эту открытую, искреннюю и бескорыстную поддержку. Почему же нельзя так работать теперь?

Специальный корреспондент
Лаэза Кордис
 
 
laeza_cordis
Мы встретились в ее лондонской квартире, в которой заместитель директора Хогвартса, профессор Морриган Керридвен О`Барберри проводила свое время между школьными сессиями. Беседа продолжалась довольно долго – к профессору накопилось немало вопросов. Обратите внимание на то, как она отвечает. Это речь хитрого, дальновидного, привыкшего к многочисленным интригам человека. Она старательно избегает неудобных тем, а, если ей задают прямой вопрос, то уходит от ответа на него, или вообще старательно все отрицает. Наиболее показателен вопрос о встрече с архиепископом Кранмером, сам факт которой профессор отрицает.
Любому внимательному читателю становится совершенно ясно - проф. О`Барберри не нравится лгать, но сознаваться в той неприглядной правде, которая имеет место быть – просто невыносимо.
Присмотритесь – картина ясная.

Спец.корр.:
Здравствуйте, госпожа О`Барберри

Проф. О`Барберри
добрый день, мистер Кордис

Спец.корр.:
Разрешите специальному корреспонденту задать вам несколько вопросов

Проф. О`Барберри
Внимательно Вас слушаю

Спец.корр.:
Ваше имя очень часто стало мелькать на страницах газет. Вероятно, вы становитесь знаковой фигурой во всем, что происходит в Хогвартсе и в Хогсмиде

Проф. О`Барберри
Мое имя мелькает на страницах одной газеты, мистер Кордис. И происходит это исключительно благодаря Вам, вы пишете обо мне так часто, что мне начинает казаться, что вы ко мне неравнодушны.
И пытаетесь таким образом обратить на себя мое внимание.

Спец.корр.:
О, весьма польщен за такую высокую оценку моего труда. Тем не менее, ваше имя появляется при обсуждении многих событий. Было бы замечательно, если бы вы их лично прокомментировали.

Проф. О`Барберри
Прошу прощения, но я редко читаю газеты, поэтому не совсем понимаю, в связи с какими событиями упоминают в прессе мое имя. И какие именно события Вы просите меня прокомментировать?

Спец.корр.:
Скажите, уважаемая мисс О`Барберри, как вы можете, например, прокомментировать ставшие столь частыми отставки директоров Хогвартса? Может быть, это новое проклятие?

Проф. О`Барберри
Отставки? Вы намекаете на Ваше интервью с профессором Слагхорном? Лично я бы не стала называть личное желание человека оставить какую-то должность отставкой. К тому же, господин директор сейчас продолжает исполнять свои обязанности. А что касается его слов в интервью, то я могу назвать это всего лишь рассуждениями, которые может вести любой человек.

Спец.корр.:
А что вы тогда скажете об уходе господина Тофти?

Проф. О`Барберри
Я не была близко знакома с мистером Тофти, поэтому не могу Вам сказать, какие именно причины побудили его сначала взять долгосрочный отпуск, а затем и вовсе оставить школу. У меня нет времени на досужие размышления о чужой личной жизни.

Спец.корр.:
Как в свете этого выглядит ваше невероятно быстрое продвижение по карьерной лестнице? Еще 4 апреля 2000 года вы заявили студентам Гриффиндора следующее "Не знаю, как вы к этому отнесетесь, но теперь я исполняю обязанности помощника вашего декана". А уже 6 апреля вы подписывались как "заместитель директора". Значит ли это, что и директорское кресло не за горами?

Проф. О`Барберри
Объяснение этому есть очень простое: меня приглашали в Хогвартс как преподавателя "Поэзии Туата де Данаан". Затем выяснилось, что декан Гриффиндора взял долгосрочный отпуск незадолго до начала семестра. Я отправила руководству школы предложение стать помощником декана Гриффиндора. И получила в ответ предварительное согласие. Потом был педсовет, на котором профессор Слагхорн избранный директором школы предложил мою кандидатуру в качестве своего заместителя. Моя кандидатура была поддержана, а помощником декана был назначен профессор Хагрид. Вот и вся история так называемого продвижения по карьерной лестнице. Однако директором Хогвартса не смогу стать никогда, ибо по традиции руководить школой должен мужчина, мудрый и опытный.
И я считаю, что это совершенно правильно.

Спец.корр.:
Вы не феминистка?

Проф. О`Барберри
Феминизм удел глупых и слабых женщин. Я себя к таковым не причисляю.

Спец.корр.:
То есть сторонница традиционных устоев и обычаев, принятых в обществе... Хорошо...
Как на ваш карьерный рост повлияло крестничество у профессора Слагхорна?

Проф. О`Барберри
Единственное, что могло повлиять на мой карьерный рост - это мои личные качества руководителя и профессионализм. Крестничество не является достаточным основанием для продвижения по карьерной лестнице, Вы со мной согласны? Имея лишь подобное основание подниматься по ступеням вверх, можно неожиданно поскользнуться и весьма неприятно упасть. Я как наследница древнего ирландского рода не могу позволить себе ничего подобного. Поэтому привыкла прежде всего рассчитывать на собственный опыт, образование и способности.

Спец.корр.:
А как вы прокомментируете тот факт, что профессор Слагхорн вообще стал вашим крестным? В недавнем интервью он заявил, что он, скорее, гностик. В какой вере вы вообще крещены?

Проф. О`Барберри
Мои родители и профессор Слагхорн давние друзья. Они попросили его стать моим крестным, и он согласился. А почему, собственно и нет? Приверженность гностицизму, на мой взгляд, не мешает быть прекрасным крестным.
Я крещена в католической вере.

Спец.корр.:
О, какой интересный факт. Значит, и сам господин Слагхорн должен быть при этом католиком... Наверняка, и кто-то из его учеников... Это весьма познавательно

Проф. О`Барберри
Думаю, что об этом Вам стоит поговорить лично с профессором Слагхорном.

Спец.корр.:
Скажите, а верно ли, что Драко Малфой является вашим крестником?

Проф. О`Барберри
Нет, мистер Малфой не является моим крестником. Моя крестница - Абегайль Певерелл.

Спец.корр.:
Что тогда вас связывает с семейством Малфоев? Поговаривают, что господин Люциус Малфой - ваш покровитель, и это связано с тем, что оба вы крещены как католики!

Проф. О`Барберри
С семейством Малфоев меня не связывает абсолютно ничего. Я даже понятия не имею, как Вам в голову могла прийти такая мысль.

Спец.корр.:
Ну как же... Господин Люциус Малфой никак не мог вернуть в школу своего сына... и тут вы заняли пост заместителя директора, вслед за чем Драко был восстановлен на старшем курсе Слизерина. Скажете, это простое совпадение?

Проф. О`Барберри
Честно говоря, мистер Кордис, я ничего не знаю о том, что мистер Малфой никак не мог вернуть своего сына в школу. Мы обсудили возможность возвращения мистера Драко на старший курс Слизерина на педсовете и большинство преподавателей не возражало против этого. Так что мой личный вклад в это дело ровно такой же, как и тех, кто проголосовал за.

Спец.корр.:
Мы все помним, что практически на вашем первом семестре в новом качестве заговорили о смене состава Попечительского совета. Можно ли сказать, что идея провести перевыборы попечительского совета принадлежит Вам? И чем это вообще было вызвано?

Проф. О`Барберри
В попечительский совет входят самые обеспеченные люди магической Британии. Их никто не избирает, они создали Попечительский совет сами, по собственному желанию, и помогают школе материально также по собственному желанию. Поэтому говорить об их переизбрании просто нелепо. Возможно, Вы слышали о том, что я хотела провести родительское собрание, и перепутали это со сменой попечительского совета?

Спец.корр.:
Простите, но вы забываете Декрет об Образовании №3, которым утвержден порядок формирования Попечительского совета. Он избирается именно на родительском собрании, которое вы упомянули. Или, если я правильно вас понял, вы не хотите пока раскрывать подробности этого процесса? Хорошо, последуем дальше...

Проф. О`Барберри
Декрета, о котором Вы говорите, не существует. По крайней мере, в магической Британии. Так что, мне кажется, нам бесполезно сейчас рассуждать о каких-то мифических документах. И мой вам совет, мистер Кордис, прежде чем брать интервью у кого-либо, к нему надо готовиться. В противном случае Вам могут счесть некомпетентным журналистом.

Спец.корр.:
О, конечно, мисс О`Барберри...

Спец.корр.:
Какое отношение имели лично Вы к решению вопроса о заброшенной англиканской часовне?

Проф. О`Барберри
Никакого. Это снова плод Вашего воображения.

Спец.корр.:
Простите, что плод моего воображения? Вопрос о часовне или сама часовня?

Проф. О`Барберри
Моя причастность к вопросу о часовне.

Спец.корр.:
какое лично вы имеете мнение о составлении и подписании договора с преступной организованной группировкой "Упивающиеся Смертью"?

Проф. О`Барберри
лучше так: Я бы не хотела комментировать данный вопрос, потому что не хочу обидеть тех уважаемых мною людей, которые принимали участие в подписании договора со стороны мирных граждан магической Британии.

Спец.корр.:
А с другой стороны, как вы считаете, кто принимал участие?

Проф. О`Барберри
Вы же сами сказали, мистер Кордис, что с другой стороны участие в подписании договора принимали члены организованной группировки "Упивающиеся смертью". Вы думаете, я скажу Вам что-то новое?

Спец.корр.:
А все, кто принимал участие в подписании договора с ними, по Вашему мнению, заслуживают уважения?

Проф. О`Барберри
Для того, чтобы узнать заслуживают ли они уважения или нет, Вам стоит провести опрос общественного мнения. Это будет более логично, чем спрашивать мнение одного человека. Могу только сказать, что среди этих людей моего уважения заслуживают далеко не все. Но подобное мое отношения связано не только с пресловутым договором.

Спец.корр.:
Скажите, вы знали, что господин Хаггинтон - некромант?

Проф. О`Барберри
А почему Вас так волнует мистер Хаггингтон? Вы не равнодушны, судя по всему, еще и к нему. А то, что он разбирается в некромантических практиках - это, как мне кажется, не знает только глухой и слепой. Вас это пугает? У Вас есть какие-то внутренние комплексы, связанные с некромантами? Может быть, это детские страхи или какие-то затаенные обиды?

Спец.корр.:
Простите, но разве некромантия не является запрещенной практикой?

Проф. О`Барберри
Думаю, Вам стоит поговорить об этом с самим мистером Хаггингтоном, а главное с главой Визенгамота. Мне кажется, они сможет лучше ответить Вам, что у нас запрещено, а что позволяет занимать высокие государственные посты.

Спец.корр.:
Ну вы же догадываетесь, какой ответ дадут они...

Проф. О`Барберри
Я не собираюсь озвучивать свои домыслы, мистер Кордис. Если Вы хотите четкого и полного ответа, обратитесь к министру и Визенгамоту.

Спец.корр.:
Скажите, госпожа О`Барберри, каких политических взглядов вы придерживаетесь?

Проф. О`Барберри
А если считать политическими убеждения любовь к моей родной Ирландии, то это мои политически убеждения.

Спец.корр.:
О, это замечательно. Но еще какие-то взгляды у вас наверняка есть? Вы монархист, республиканец, радикал?

Проф. О`Барберри
Если выбирать из трех предложенных Вами вариантов, то республиканец.

Спец.корр.:
Вы католичка, республиканец, считаете своими политическими убеждениями любовь к Ирландии... Скажите, госпожа О`Барберри, вы, часом, не член ИРА?

Проф. О`Барберри
Я не сказала, что я католичка, мистер Кордис. Я сказала, что крещена в католической вере. Нет, я не член ИРА, но Вы так настойчиво сватаете меня туда во всех Ваших материалах, что мне право не ловко Вас огорчать этим отрицательным ответом. Пожалуй, стоит задуматься над вступлением в эту организацию в ближайшему будущем, чтобы дать вам положительный ответ, когда Вы в очередной раз поднимите этот вопрос.

Спец.корр.:
Но согласитесь, что все сходится

Проф. О`Барберри
Вот я и говорю о том, что мне стоит как следует задуматься на вопросом вступления в ИРА, чтобы не огорчить Вас в следующий раз.

Спец.корр.:
Ну и в заключение давайте поговорим о вашей недавней встрече с архиепископом Кранмером

Проф. О`Барберри
Я не понимаю, о чем Вы говорите. Я не встречалась с данным архиепископом.

Спец.корр.:
С тем самым лицом, с которым господа Тофти, МакГонаголл и Меррит вели переговоры по восстановлению англиканской часовни.

Проф. О`Барберри
Мистер Кордис, не сочтите, пожалуйста, меня невежливой, но Вам стоит обратиться в клинику Святого Мунго, ибо, по всей видимости, у Вас проблемы со слухом. Еще в самом начале нашей беседы я говорила вам, что не имею никакого отношения к англиканской часовне, а соответственно, не встречалась ни с каким архиепископом.

Спец.корр.:
О, госпожа О`Барберри, у меня все в порядке со слухом. Просто ситуация и впрямь непростая, и очень хотелось бы максимально осветить ход процесса.

Проф. О`Барберри
Что мешает Вам поговорить с мистером Тофти и другими профессорами, которые, по Вашему мнению, имеют какое-то отношение к этой истории?

Спец.корр.:
Я так и сделаю, госпожа О`Барберри. Я благодарю Вас за честные и откровенные ответы. Спасибо

Проф. О`Барберри
Не за что. До свидания, мистер Кордис.
 
 
 
laeza_cordis
25 June 2008 @ 06:15 pm
 Расследуя с риском для жизни дело Лицемеров, наш корреспондент уже успел получить угрозы от Моррриган О`Барберри - о том, что ИРА им заинтересовалась, от министра Хаггинтона - о том, что министр вызывает руководство газеты для дачи объяснений...
НО МЫ НЕ БУДЕМ МОЛЧАТЬ!!!

Буквально вчера специальный корреспондент вновь обратился к директору школы Хогвартс, члену Визенгамота профессору Горацио Слагхорну, с просьбой ответить на несклько вопросов.
Как известно, директор Слагхорн - это знамя Лицемеров. Почти всем он приходится бывшим учителем, крестным отцом, начальником и так далее. 
Обратите внимание, дорогие читатели, как отвечает профессор. Во всем, что он говорит, чувствуется пресловутый Заговор Лицемеров - чужая воля, шаг за шагом приводящая в жизнь изощренный и продуманный план. Но сам Слагхорн уже жалеет, что в свое время был поднят на волне продвижения в жизнь этого плана.

 
 
laeza_cordis
АНОНС!

Завтра!

На страницах единственного свободного и независимого издания - новые ужасающие подробности расследования дела Лицемеров.
Вы думаете, они дали себе труд ответить на вопросы нашей статьи? Нет!
Они открыто пригрозили закрыть газету, статьи в которой им не нравятся.
Вы думаете, они спросили, кто достоин занимать места в Попечительском совете? Нет, они спросили, у кого вообще достаточно денег для этого, как будто, для управления школой достаточно только толстого кошелька.
Вы думаете, они раскрыли подробности таинственного назначения боевика ИРА Морриган О`Барберри? Или рассказали, что же случилось с английской часовней? Нет, нет, и еще раз нет!
Зато мы узнали, что сила разорачивающих свою деятельность Лицемеров такова, что сам директор Хогвартса, господин Слагхорн, готов подать в отставку со своей должности. Это значит, что осенью нас ждет новый директор? Три директора за три семестра? Не многовато ли это для освященной временем традиции? Может быть, это проклятие?
Эти и другие подробности - в новом выпуске нашей газеты!

Все самые горячие новости часа - в нашей газете!
Читайте газету "Ежедневный пророк"!
Специальный корреспондент